Esther (ex_militari) wrote in hp15years,
Esther
ex_militari
hp15years

Categories:

Посмотри в глаза чудовищ. Часть пятая, первая половина. Пока еще позитивная.

Факультет! Подъем! Экзамены!
Сонными глазами таращусь в зеркало на собственное серо-зеленое отражение. Признаться объективно – в гроб кладут кадров много краше. Еще одна кривая ухмылка новой объективной реальности, данной нам в ощущениях – обычно я в начале семестра являю собой бухенвальдского крепыша цветов флага Слизерина, а на каникулах в сквот возвращается что-то, хотя бы отдаленно напоминающее человека и личность: сказывается возможность отожраться и отоспаться если не по восемь часов в сутки, то хотя бы без перманентного ожидания рейдов от госнаркокартели.
Сейчас следует быть объективной: по сравнению с тем, что пялится на меня из зеркала запавшими воспаленными глазами, в начале семестра я была очень так даже ничего.


Еще пару месяцев назад я ждала этого дня, как и все предыдущие годы - как приговоренный ждет амнистии. Собрать манатки, покидать в сумку нехитрый скарб и – домой, домой, туда, где учебник по Зельям переплетен в обложку «Мифы и легенды ночного Ист-Энда», где Мазаль убрана в футляр, а футляр – в зазор между половицами, где мама – руки по локоть в глине и красках – расписывает очередной буддийской хренью рукодельную керамику, а Панк пихает локтем под ребра: «Полковник, да ложи ты на эту свою засранную кафешку, и без тебя там найдется, кому кофе шоферюгам наливать, пошли лучше в город, у меня селитра закончилась, а мне ее не продадут…».
Где Миротворец раз в две недели вечером сменяет клечатую рубашку и вышитые джинсы на неприметный серый комбинезон и молча уходит в город, а возвращается взвинченный, врубает на полную громкость Джимми и сбивчиво, словно оправдываясь, объясняет, что иначе – нельзя, иначе нас всех сметут, сожрут и забудут, что мы были, а коммуна – единственное в его жизни, что действительно хоть чего-то стоит и за нее он отдаст все и даже больше…
Где все, что оказалось для меня еще дороже, чем я думала, после того, как стало понятно, что ничего этого больше для меня не будет.

Я не вернусь домой. Клетка на замке, ключ на шее и меня зовут Джеффри Формайл, но кто, кто сможет поручиться, что у меня всегда-превсегда хватит выдержки на то, чтобы держать себя в руках, и если на горизонте космодрома не появится «Ворга» - под кожей не проступят алые полосы сведенного клейма?..
Никто. Когда вернусь в Лондон – надо будет стать на учет и закупить «Аконита». На всякий случай.

Вяло ковыряем кашу, с некоторой опаской поглядываем в сторону преподавательского стола. На экзаменах расклад всегда прост: это тоже такая мини-войнушка, Зарница. За учительским столом сидит хорошо организованна группа противников и третьего варианта не дано: либо ты, либо, значит, тебя.
Зайти после завтрака на факультет уже не получится – сразу после еды нас выпихнут в экзаменационное пространство, и кто не спрятался, тот сам дурак.
Запоздало приходит азарт. А, ну его все нафиг. Сессия, студент! Готовь вазелин и методички. Там, где Хаффлпафф говорит, что на подготовку к экзамену нужен год, Слизерин требует хотя бы пары недель, а Гриффиндор потрясает заранее заготовленными шпорами, Рейвенкло курит и сдает.
Ханна торопливо сует мне в ладонь свитки на йети.

Разбиваемся на группы.
От нас злодейски забирают Атану, но все равно у нас очень круто: целых два гриффиндорца, а значит, все будет зашибись. С этими ребятками можно хоть в разведку, хоть в борщ, хоть в ИРА.
Кэрис МакНелли – огонек, огненно-рыжая хрупкая девочка с удивительной чистоты голосом и такой чудесной готовностью рассмеяться, что против воли глядя на нее скалишься во все имеющиеся зубы. Устоять невозможно. Наш набор скоро выпустится, но пока в Хогвартсе есть такие, как Кэрис, Дэннис и Джеймс – я могу спать спокойно. Они и без напалма дадут всем просраться и даже без всяких наставлений прекрасно понимают, что абсолютно любые правила существуют с одной только целью: чтобы их нарушать.
Фанни Боунс – высокая, белокурая и очень яростная. Столько страстей в одной младшекурснице… Неудивительно, что андрогинка ее до сих пор не отпустила. Такие, как Фанни не умеют делать что-то даже на девяносто процентов. Только соточка, только молодость и полный хардкор. Возможно, я ошибаюсь, но юная Боунс имеет неплохие шансы спустя несколько лет стать старостой.
А еще у нас есть своя команда-в-команде: оба Реддла, разделить их, очевидно, не рискнуло даже экзаменационное пространство. Моргауза собрана и серьезна, поглядывает на меня не то с недоумением, не то с желанием немедленно разучить Силенцио Ультима и пустить его в дело. На чарах она наш единственный шанс.
Ну, а Артур… Артур – это Артур. Рапунцель, одним словом. Масса прелести, мало толку. Хотя, возможно, я просто несправедлива, но я не могу объективно и спокойно относиться к факторам, из-за которых невесело крошке-Ханне.
Я иду довеском и ставлю себе целью постараться людям не помешать нормально сдать экзамены.

Трансфигурации. Жест личности в маске – и вот все, кроме Фанни, радостно и некошерно хрюкают в ожидании, когда после выкупа нас превратят обратно. Кэрис пишет свитки на трансфигурацию себя в себя, а Фанни, выкупив меня (наименьшая цена, один камень), стоически отвечает на вопросы по теории трансфы. Подвисаем над родиной науки.
Свинка-Кэрис пихает под локоть, тычет копытцем в алфавит. Фи… Ню…
Финикия! Бинго!

Стоим на пороге залы, из которой надо достать много чего интересного. На полу лежит гвоздика – пару минут назад это был йети, браво трансфигурированный в ноль.
А еще надо из зала достать свиток, снимающий барьер, но как это сделать… Фанни неосмотрительно делает шаг вперед и мы все дружно, как лохи, не успеваем скомандовать «Стоять!»
Конъюнктивитус Максима! Ебаный карась!
Фанни ругается и уходит отмечаться. Зато теперь мы знаем, что ждет. Плюем на все, я, как наименее ценное и толковое звено, выдыхаю и делаю шаг через барьер. Хрясь! Земную жизнь пройдя до половины я очутилась в сумрачном лесу. Моргауза и Артур работают «операторами Сарры Фосетт». Спотыкаясь, хихикая и не зная, чего ждать от стоящего посреди зала, но сейчас для меня невидимого стража, выношу свиток. О дальнейшем могу догадываться только по звукам, Финиту-то сделать некому, да и не получится…
Судя по всему, Моргауза, прикрываясь братом, идет добывать то, что охраняет Страж. Итог – этот остров пройден, у Артура на шее змеюка и чего-то еще интересное тоже в него прилетело.

Бегом-бегом-бегом, мимо грозящих палочками стремных сущностей, вперед. Следующий этап – вербальные практики. В подземелье ждет Циклоп. Нас предупреждают, что Циклоп будет навязывать свои правила игры, но вот слушать их или нет – зависит уже от нас самих.
Заходим вместе с Фанни. Циклоп требует палочки либо уходить. Фанни выбирает второй вариант. Я, вспоминая тюремные байки, компаную третий – палочку не отдаю, из подвала меня хрен выпрешь. Циклоп сердится, отсчитывает время, орет, что экзамен провален… Ох, знал бы он, ЧТО мне надо сделать, чтобы провалить экзамен… Несу километры ахинеи и стою непоколебимо, как храбрый герильо перед коварной капиталистской гадиной. Иии… Опаньки, кажется, вышло. Выхожу наружу с камнями, быстро инструктирую оставшихся.
Кэрис потом полученные знания пустила в ход с таким оглушительным эффектом, что остается только неметь в восхищении. Да, эту девочку и танком с намеченного пути не спихнуть, и дементором на самосвале – не смутить. Она еще и чужие палочки ухитряется вынести!
Артур с Моргаузой идут вместе, выходят с неслабым уловом – они ссудили Циклопу змею в обмен на камни.

Дальше! Бегом! Еще бегомее!
Зелья… В голове свищет ветер, но «булавку» и «умиротворяшку» я с грехом пополам опознаю. А дальше…
- А это что за зелье, мисс Фосетт?
- Эээ… Понятия не имею.
В голову не лезет ничего, что прозрачное и при этом пахнет корицей.
- Да не может оно пахнуть корицей!
- Но пахнет!
- Хм… действительно, пахнет… А вы попробуйте, попробуйте, мисс…
Чтобы попробовать на-гора неопределенное зелье, надо действительно быть мной. Вся тяга к безопасности мгновенно пасует перед экспериментаторским духом, за что я и получаю.
Веритасерум!
Пятнадцать минут треша, угара и содомии. Нормальные люди под веритасерумом говорят правду только тогда, когда их спрашивают, но поскольку я не затыкаюсь в принципе… Правду говорить легко и приятно. Я как тюркский народный поэт-акын – что вижу, то пою. Драконологам – о том, что они меня бесят. Артуру – что он красивая и бесполезная штуковина. О том, что погода прекрасная, что учеба заебала, что я хочу домой и вообще…
По крайней мере в нашем потоке я определенно первый человек, который осознанно нес херню в массы.

Ритуалистика встречает нас образом девы в золотой клетке. Супруг решил, что так надежней. Фанни с поразительной скоростью строчит поэтический текст, я судорожно вспоминаю правила по формулировке манифестаций, Моргауза решает вопрос с формой печати и, время от времени принимаясь ругаться, чертит пентаграмму.
Делимся по факультетским стихиям, встаем по лучам, обряд проводит Фанни. Чуть не сбиваем весь обряд нафиг чтением текста до манифестации, но я успеваю вовремя остановит Кэрис.
Получилось. Не сказать, чтобы мы прям совсем молодцы, но – дева освобождена, а профессор Ржезач рассказывает, как потрясающе сдала экзамен группа Поттера. Не совсем уверена, что Аид – это именно архетип «Жестокий Отец», но если переть с его уверенностью и харизмой – да тут даже Ад поверит во все, что угодно.
Запоздало понимаю, что все можно было попробовать решить проще и изящней. Замкнутая фигура в любом случае делает пространство местом проявления воли ритуалиста… Круг посолонь клетки, манифестируем, командуем клетке исчезнуть. Или в том же круге после манифестации затребовать себе явление ключа от клетки и вручить его Персефоне – самостоятельное освобождение ценнее помощи извне…
Но стихи Фанни определенно стоили потраченного на ритуал времени. Определенно. Выяснилось, что манифестацию на призыв Белого Дракона тоже писала она. Тащусь я все-таки с нового набора.

А времени уже почти нет. А еще надо сдать ЗОТС. А там… там… Там хрень какая-то, неведомая! Включаем Драпус Оптима, кидаемся в хрень всем, что только помним – бесполезно же. Если что-то и работает, то нам этого незаметно.
- Черт, народ, это что вообще такое?
- Москвич! Это москвич!
- Почему москвич-то, Сарра?
- Так на него ж ничего не действует!

Моргауза и Артур еще успевают убежать сдавать Драконологию, а нас заворачивают обратно в замок. Время вышло, хватит.
На заполняемый семестровый аттестат смотрю со все возрастающим недоумением.
ГДЕ. МОИ. ТРОЛЛИ?!
Одна «С», и та – по ЗОТС. Профессор МакНелли выводит «П» по Трансфигурациям и объясняет, что «ты даже если вообще ничего по ним знать не будешь – все равно выкрутишься». «О» по Вербальным Техникам и сообщение, что у меня есть способности к окклюменции… Ах, вот это как называется. А то все «пиздоболка» да «пиздоболка»…

Пропуск в графе «Драконология» - вот и славно, вот и хорошо. Я не нанималась еще и факультативы все сдавать. И вообще, риск делится на две категории: необходимый и неоправданный, а соваться в вольер с драконами, будучи оборотнем – так это ж даже у меня ебанутости не хватит. И даже у двух меня – не хватит. И даже…
Я совершила фатальную ошибку. В целом, ретроспективно оглядывая вся произошедшее, я понимаю, что мне нельзя было отступаться от своего извечного правила «Никогда не делай того, что хочет от тебя взрослый» и воспринимать хоровой от драконологов и госпожи Картер «Зато какой опыт!» в качестве категорического императива…
Но я это сделала.
То ли потому, что факультетский дух призывает сдать все, что можно, включая кровь из носа в пункте переливания. То ли потому, что Кэрис без драконологии жизнь не мила, а Фанни растерянно смотрит в аттестат, и говорит, что мама ее в жизни не поймет, как может экзамен быть необязательным, а отправлять детей одних в гипотетическую мясорубку – это даже для меня как-то слишком, потому что никому не известно, что у дракона на уме, а на господ драконологов я бы и в лучшие времена надеяться не стала…
Черт их разберет теперь – причины. Придется разбираться со следствиями.

Tags: отчеты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments