noordkrone (np_europe) wrote in hp15years,
noordkrone
np_europe
hp15years

Category:

Отчет в форме многословных благодарностей от Мэй Уизли

Всем, кто заявляет, что цвет твоего галстука не имеет никакого значения, я говорю решительное нет. Не в пятнадцать лет. Не знаю, что там с годом выпуска, до выпуска бы еще дожить, но галстук… Я думала, что это неважно, когда ехала – мне казалось, что везде будет здорово, везде будут рады, я везде приживусь, ведь не одна же у меня, в конце концов, сторона.

Чем дальше, тем меньше я могу себе представить себя под другим знаменем. Пятнадцать лет было принципиальной ошибкой (или не ошибкой). Я не знаю, как в двадцать один, но в пятнадцать в моем сердце горит только Гриффиндор. В пятнадцать лет я еще хочу, но совсем, решительно не умею играть по чужим правилам, меня так много у меня внутри, что каждый выплеск моего «я» наружу неуместен и нежданен для тех, кто рядом. Мне тесно во мне, я цепляю углы, реагирую с каждым веществом, меня разъедает и изменяет все, что касается меня, и ни секунды нет без этого жжения и мучительной неуверенности в том, что получится на выходе. Состав ярок, но слишком мягок и неоднороден. Что с ним делать, в какую сторону мешать – непонятно вообще. Спасибо всем, кого удалось коснуться, и простите те, кто об этом (вдруг) пожалел.

Мэй Уизли, девочка, которую всю дорогу путали с мальчиком, а сама она постоянно мучилась, что для девочки недостаточно хороша, для мальчика – недостаточно сильна, для Уизли – недостаточно весела, для Делакур – недостаточно очаровательна, для гриффиндорца недостаточно легка и горюча, для оруженосца недостаточно всепрощающа, а для рыцаря – недостаточно цельна.

Как выходит так, что из десятков незнакомых лиц сразу привлекают к себе – несколько? Кого-то не замечаешь сразу, а потом, уже в конце, понимаешь, что в поисках поддержки ищешь именно его глаза. Когда теряешь все опоры, хватаешься за него и позволяешь ему вести тебя куда угодно, просто чтобы немного почувствовать не-одиночество.

Гриффиндор,
какие бы шторма не терзали нас снаружи и изнутри - мы выстоим. Я вас люблю.

Елена, мой рыцарь, тебе все – лично, ты все и так уже знаешь.

Мойра, с тобой было спасительно и молчать, и говорить. Внутри у тебя варились собственные мысли и проблемы, но ты оставалась как будто прохладной ладонью на наши горячечные гриффиндорские лбы. Когда мне было плохо, я искала вас с Элизой, и просто побыть немного рядом – уже приносило облегчение.
Я помню, как ты вдруг задала мне вопрос про мое главное желание, про цель. До этого разговора она не была мне очевидна – мысли метались между всякой ерундой. Но потом картинка встала внутри, четкая и простая. Может быть, все поменяется, но на тот момент все стало ясно именно благодаря тебе. Надеюсь, я своими словами тоже как-то помогла тебе с твоей проблемой. И спасибо тебе за Рики!

И если Мойра была прохладой и умиротворением, то ты, Элиза, – тем теплым майским солнышком, которое нас согревало по утрам, с первым «доброго утра, Гриффиндор!» Ты из тех, с кем легко подружиться, за кого будешь болеть и от души радоваться, даже ни разу толком не поговорив. Возможно, эта теплота в какой-то мере объяснялась и нашим родством (хотя казалось бы!), но, скорее, это твой талант :)

Лу! Я думаю, тебе было со мной сложно. Мы так и не сблизились, хоть и старались держаться вместе, хоть и мерзли в одной спальне и ехали вместе в Хогвартс-экспрессе, и ломали голову вместе, и учились вместе, и вместе творили те нетипично немногочисленные шалости. Но мыслили мы невероятно по-разному, и, кажется, ты постоянно была мною недовольна. Прости! У нас еще есть впереди время, чтобы стать друг другу если не друзьями, то отличными товарищами. Плечом к плечу.

Аластор, как здорово на тебя было смотреть! Ты был таким оплотом стабильности! Аластор Принц и два чайника – картина, символизирующая дом, утро и спокойствие. Что-то непоколебимо надежное, и я смотрела на тебя снизу вверх, и понимала и разделяла твою подозрительность, и чувствовала, что что бы ни случилось, ты удержишь факультет на своих плечах и вытащишь нас за шкирку из любой беды.

Падмини, доверие на доверие, иначе быть не могло. Я переживала за твою страну не меньше, чем за свою. «Индия далеко? И что теперь, наплевать, пусть проваливается в Ад? Вы сдурели?» Индия никогда не будет далеко, пока ты с нами, и она в твоем сердце. Твой причудливый край, твои сказки, звон твоих бубенцов и твой строго-лукавый взгляд – магия незнакомая, но очень запоминающаяся.

Артур, ты был похож на Кая. Мальчик с загадками, не принадлежащий никому, ускользающий сквозь пальцы даже собственной сестры, вечно немного не здесь, даже когда рядом. Вы оба с сестрой были отчасти таковы, но от тебя веяло нездешними туманами, а она была солнышком, развеивающим туман. Спасибо тебе за зелья, за грандиозный взрыв котла, который тебе, гарантирую, будут припоминать до самого выпуска, за твое безукоризненно галантное «мисс», которое только и напоминало мне, что я девочка, девочка в этом хаосе и в этих дурацких штанах :)

Келли, ты настоящий творец и настоящий гриффиндорец. До конца семестра я нет-нет, но думала про те твои слова ночью в гостиной, когда меня как кипятком обдало. «Почему остальные ищут пропавших студентов, а мы нет?» - «Мы всех своих нашли» - никто и глазом не моргнул, ну правда же – нашли. – «Своих? До остальных нам нет дела? Да что такое с Гриффиндором?» Что такое с Гриффиндором, почему гриффиндорская паранойя была самой сильной в школе, почему мы зарылись так глубоко в себя самих и хранили огонь запертым в собственной грудной клетке? Твой укор задел как ничей. Говоря об алхимии, ты, мне кажется, тот ингредиент, который нельзя извлекать из нашего котла. Без тебя зелье критически поменяет свою суть.
И спасибо за честь попробовать твое солнечное зелье! Еще раз – ты творец.

Адель, я, как и, наверное, все наши, не прощу себе твоей смерти. Каждый, думаю, потом ходил и мучительно думал – я мог бы, почему я не подумал, не посмотрел, не сказал, не решился. Каждый думал – я ведь видел, было ведь что-то такое. Я тоже. Я запомню тебя такой, какой ты была ночью посвящения. Как мы пили ром, притворялись деревьями, бегали от завхоза и учили Инсендио. Салютую.

Александра, Виолетта! Нас объединили, главным образом, только тренировки чар в гостиной (очень полезные, кстати), но, думаю, в следующем семестре будет шанс пообщаться поближе.

Аврора, мы, как мы уже обе поняли, весело попали)))) Несмотря на то, что ты была, как сказал мистер Фабер, Гермесом вне котла, и мы тебя не так-то часто могли увидеть, я чувствовала, что, если что, можно будет попросить у тебя поддержки. В тебе тоже за милю видно отличный гриффиндорский огонь. Кровь и золото.

Анджелина! На нашем факультете полыхал огонь всех видов и масштабов, а ты была молнией, везде одновременно, яркая, до боли в глазах светлая, неуловимая, стремительная, появлялась и исчезала, оставляя легкое головокружение и весомое знание – или не менее весомую помощь – у нас в руках. У Хогвартса не осталось Феникса, но у Гриффиндора был свой. Путеводная звезда, сияющая высоко.

Альба, я все помню, даже если для вас это был мимолетный и не стоящий внимания эпизод. Спасибо за удар оттуда, откуда я никак не ждала, удар, который чуть не свалил меня с ног, - и за резкую переоценку ценностей. Это было поучительно.

Рейвенкло.
А ведь я была почти уверена, что попаду к вам. От изначального, еще дошкольного непонимания и даже неприятия вашего факультета через живой интерес я пришла к огромной симпатии и уважению к вам. Вы были настоящими аристократами духа, на вас можно было просто смотреть и любоваться, и отдыхать душой, беседуя с вами о чем угодно. А ваша библиотека!..

Ричард! Я благодарна Мойре, что она нас познакомила и фактически привела тебя в нашу гриффиндорскую семью. Мы начали с починки лестницы и молочного тумана у воды, а закончили мучительно долгим ритуалом, в котором без тебя бы ничего не вышло. «Рейвенкло не танцует» было прекрасным и верным, как свист палочки. Спасибо тебе за постоянную возможность посмотреть на вещи под другим углом, взглядом, очищенным от вечной гриффиндорской пелены эмоций.

Дорогой Олливандер, ну зачем, за что? Такой теплый, дружелюбный и готовый подать руку с первого взгляда – и вдруг все это, темнота, холод, зеркала в конце концов… Так вышло, что твоя смерть поразила меня даже больше, чем гибель Адель. В тебе не чувствовалось ни внутреннего надлома, ни тревоги, ни тьмы. Ужасно жаль.

Мистер Малфой, вы в самом лучшем смысле этого слова на всю голову поэт. До нашего спонтанного сеанса стихосложения я все смотрела на вас и думала, как бы описать это ощущение от вас, и тут все встало на свои места. Спасибо, было замечательно, и здорово, что в итоге все сработало.

Мистер Руквуд, я считаю, все вышло настолько хорошо, насколько оно вообще могло выйти, и очень дорожу нашим мимолетным знакомством, нашим чистым обменом и вашим подарком. Птица стремится ввысь, и я увожу ее домой с теплом на сердце.

Мисс Рид, мисс Кэрролл, мистер Бёрк, мистер Селвин, вы создали образ того Рейвенкло, красивого, чистого и прозрачного, как сам воздух, пронизывающего насквозь, как взгляд хищной птицы, глубокого, как горные озера, - того Рейвенкло, который не получилось не полюбить и к которому я сейчас испытываю огромное уважение.

Слизерин и Хаффлпафф как будто остались в параллельной мне реальности. Пересечения были, но каждый раз удивляли, как встреча с потусторонним существом.

Слизерин,
с вами ощущение разных миров было предельно сильным. Благодаря вам мне стало проще понять свой собственный факультет и в принципе свои ориентиры в потоке, где я оказалась.

Мистер и мисс Блэкторны, благодарю, это было ярко и азартно! Пусть и не соглашаясь с вашими методами, я не могу не оценить ваше остроумие (а также остроумие случая, именно вам подарившего этот лот).

Мисс Риддл, огромное спасибо вам за терпение с нашей гриффиндорской командой и нашим путем Дуба. В следующем семестре я обязательно попаду к вам на факультатив, его больше всего жаль из того, что не успелось в этом.

Хаффлпафф,
я не знаю, как можно было натворить таких делов и все равно оставить по себе ощущение надежного, теплого и бесконечно дружелюбного факультета. Да, я почти ничего о вас не знала, но есть что-то такое в ваших лицах, что при взгляде на них всегда заставляет улыбаться. Минуты в вашей гостиной хватает, чтобы понять, каким неодолимым теплым магнетизмом пропитан этот дом. …И сигаретами вы, кажется, спасали весь Хогвартс!)

Мистер Джагсон, самое грустное, но и правильное, что от глубокого стыда перед вами за смерть вашей сестры не избавило меня даже известие о ваших темных подвигах. Какая, в сущности, разница, если так вышло, что мы перед вами в долгу. Вы посеяли смущение в гриффиндорских рядах – хотя бы с моей стороны.

Я заканчиваю преподавателями не оттого, что эта часть менее важна, но оттого, что для ее формулировки легче сначала пропустить через себя все предыдущее.
Мы, студенты, и в первую очередь первокурсники, приехали окунуться в волшебство, прыгнуть в него с обрыва, вдохнуть его полной грудью. Принять его в себя столько, сколько наши души могли вместить. Вы это волшебство источали. Вы были стержнями мира Хогвартса, его внутренним пламенем, согревающим всю школу, пробуждающим дыхание в ее груди, пускающим по ее жилам собственные соки.

Профессор Кэрролл. «Критически добрый волшебник» по вашим собственным словам, вы с первого взгляда стали таким для меня. С того самого момента, как опустили мне на голову Шляпу, и до самого конца семестра. Смотря на вас, я понимаю, зачем я учусь волшебству и что вообще такое волшебство, и что такое доброе волшебство, и как именно нужно смотреть на людей, чтобы они начинали верить в себя и в мир вокруг. Даже моя фамилия, с детства бывшая для меня скорее именем нарицательным, больше всего на свете отражающим отца и дядю Джорджа, в ваших устах впервые прозвучала как что-то, относящееся лично ко мне, что-то, доказывающее само мое существование. Ключом ко внутреннему свету могут быть воспоминания детства, или целая цепь воспоминаний, или звездное небо, или что угодно еще, но я поняла, что вы сами тоже можете им быть, и стали для меня. Потому что находиться рядом с вами и не чувствовать этого света – невозможно. Спасибо.

Профессор Снейп, Директор, ваши слова неизбежно меняют что-то внутри и зажигают сердце. Они впечатываются в память намертво, и ваши лекции оскорбила бы зубрежка. Я никогда не думала, что история может быть такой живой, и нити, тянущиеся из такого далекого прошлого, могут доставать до самого нутра. Я перечитываю сейчас конспекты и понимаю, что в землю упали семена. Их прорастание – вопрос времени. Спасибо за экзамен и важный вопрос, не услышав который, я бы, наверное, так и не сформулировала для себя ответ. Юбка будет!

Профессор МакНелли, вы и ваша дисциплина творите настоящие чудеса. Я восхищаюсь и на каникулах точно буду и читать, и практиковаться в составлении свитков. Это такое высокое искусство, что только прикоснуться к нему – уже удовольствие. И вы воистину святой человек, что разрешили нам притащить на лекцию тарелки!

Профессор Лэгард, я пока не знаю, как можно перед вами не робеть, но я восхищалась вами с самого начала, впервые увидев, как вы, с утра пораньше, закатываете рукава и творите заклятия настолько красивые и светлые, насколько это вообще возможно. И раны затягиваются. Лекари мне всегда представлялись кем-то вроде сверхлюдей, прогоняющие саму Смерть, приносящие одну из самых бескорыстных в мире клятв, суровые и не предающие своего пути. Вы для меня были именно таким. (Тем ужаснее для меня была вся сцена с поиском подсказки, я до сих пор вспоминаю об этом с трудом! Простите.)

Мистер Пемброк! Вы совершенно меня покорили и своим подходом, и своей критикой, и своей похвалой, конечно же. В этом семестре времени на зелья у меня оставалось значительно меньше, чем хотелось бы, но на каникулы у меня уже очень богатый план. Уизли надеется вас не разочаровать!!!

Профессор Мальцибер, спасибо за ваше терпение! Наверняка мы были ужасны, несмотря на все желание вас не разочаровать. Взрывали котлы, упускали зелья, глупо хихикали, отвлекались, а вы даже не сняли с нас баллов. Спасибо за четкую теорию, которой мне не хватало, чтобы уложить пройденное в голове.

Госпожа декан, вы действительно заставили меня глубоко подумать о том, что для меня есть Гриффиндор. Кризис внутри факультета, который вы в какой-то мере спровоцировали, я надеюсь, окажется для него целительным. И спасибо большое за возможность поупражняться в формулировках при написании эссе. Я сразу извиняюсь за чудовищные объемы написанной там чуши – как показала практика, ничто из этого не помогло бы нам распознать некроманта. Помогло бы еще большее, чем сложилось на Гриффиндоре, недоверие к друзьям, но это, пожалуй, не та цена, которую я готова отдать. Отдельное спасибо за истинно гриффиндорскую удачу на экзамене, на которую я и рассчитывать не смела! :)

Профессор Огден, ваша лекция, открывшая для меня этот семестр и обучение в Школе вообще, отзывалась в моей жизни на протяжении семестра не раз и не два. Ваше терпение, снисходительность, вескость и глубина каждого вашего слова – то, что заставляет чувствовать бесконечную благодарность. За советы и подсказки в толковании некоторых моментов отдельное вам спасибо – и простите за то, что дергали вас, не давая покоя. На положениях вашей дисциплины, как мост на сваях, покоилось наше существование в эти месяцы.

Мистер Риддл, мне так мучительно стыдно за экзамен, что сил никаких нет. У меня не нашлось ни одного внятного слова ни на один из ваших вопросов, и я, честно, не заслужила и половины вашей высокой оценки. Умения и думать, и формулировать отказали мне как-то разом.

Мадам Пинс, разговор о дементорах был неожиданным – и не передать словами, насколько важным. Я до сих пор думаю об этом, вопрос задел меня до такой степени, что, может быть, если я найду информацию, я закопаюсь в эту тему по самые уши. Зная об этих сущностях, как о страшной сказке, с самого детства, я никогда в жизни не могла предположить, что испытаю к ним такой силы сочувствие. И единственный способ теперь как-то переработать это – узнать о них как можно больше. Возможно, я найду ответ, который меня удовлетворит. Еще спасибо вам за то, что появлялись вдруг в те моменты, когда нам нужна была помощь – подсказать с направлением, выдать оценку нашему неловкому первому зелью… И за обретенную форму Патронуса. Обретение самого Патронуса – программа-минимум на следующий семестр!

Мистер Поттер, практический экзамен по ЗОТС взбодрил, кажется, даже коряги в лесу вокруг, а синяки у меня не сходят до сих пор. Спасибо, это было увлекательно, как первый полет на метле, за эти четверть часа вы преподали нам несколько очень важных уроков, которые, я надеюсь, останутся с нами дольше, чем набитые шишки, и, быть может, даже когда-нибудь спасут нам жизнь :)

В финале хочу выразить просто необъятную благодарность нашим заведующим хозяйственной частью, кухней особенно, потому что без вашего терпения, самоотверженности, бесконечного дружелюбия и волшебного кулинарного таланта мы бы все просто умерли, не дождавшись ни упырей, ни василиска.

Невыразимо: огромное спасибо мастерам и игротехникам. Этот семестр был для меня первым во всех смыслах, и я точно знаю, что он не будет последним. Уезжая с полигона, я не вполне осознавала, кто я теперь вообще вне и без Хогвартса, сейчас с этим уже получше, но жажда длить и длить волшебство все не отпускает. Ничего подобного со мной не случалось за все годы, что я играю в игры, в голове поворачиваются какие-то шарики и ролики, и я понимаю, что все. С потрохами. Я слабо представляю себе, насколько грандиозна ваша работа, и преклоняюсь перед вашими талантом и трудоспособностью. Я счастлива, что это было. Я мечтаю о новой странице.
Tags: благодарности, отчеты
Subscribe

  • Благодарности от Майлза Блейтчли

    Спасибо мастерам за проделанную работу, бессонные ночи и потраченные нервы. У вас получилось сделать великолепную игру, которая превзошла все мои…

  • Благодарности от Грейс

    Люблю писать тексты, пока эмоции свежие. Многие меня знают, как ролевого фотографа. Я, действительно, раньше практически не играла. Этой весной у…

  • Благодарности от Беатрис Блэк

    Семестр про альбедо в самом алхимическом смысле, очищение, отсечение лишнего и соитие мужского и женского, идущее тонкой белой нитью на всех уровнях.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

  • Благодарности от Майлза Блейтчли

    Спасибо мастерам за проделанную работу, бессонные ночи и потраченные нервы. У вас получилось сделать великолепную игру, которая превзошла все мои…

  • Благодарности от Грейс

    Люблю писать тексты, пока эмоции свежие. Многие меня знают, как ролевого фотографа. Я, действительно, раньше практически не играла. Этой весной у…

  • Благодарности от Беатрис Блэк

    Семестр про альбедо в самом алхимическом смысле, очищение, отсечение лишнего и соитие мужского и женского, идущее тонкой белой нитью на всех уровнях.…